Дмитрий Бутрин об итогах споров о судьбе ФНБ

К тому, что новых идей в государственном управлении на самом деле много меньше, чем можно было бы ожидать, и краткое описание 60–70% инициатив, обсуждаемых правительством, следует искать в архиве наших же статей пяти-десятилетней давности, мы уже давно привыкли. Обычно это раздражает (приходится вспоминать, по какой причине идея не была реализована в прошлом, чтобы предсказать, почему она не будет реализована и сейчас), но это нормально. Реже обнаруживаются более интересные обстоятельства возвращения к старому: в этой связи примечателен обнародованный Минфином проект поправок к Бюджетному кодексу о стратегии расходования средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) по достижении фондом целевого значения в 7% ВВП.

Напомним, полузакрытая правительственная дискуссия о том, как и в каких целях имеет смысл расходовать «сверхлимитные» средства ФНБ, ведется уже более года. Для того чтобы перечислить подробно все ее значимые повороты, потребовалось бы написать длинный текст, а для описания всех предположений о том, как в 2019–2020 годах будет происходить великая битва всего госбизнеса за средства ФНБ, нужно было бы разбить этот текст на десяток глав. Проект Минфина — финальная версия. Он очень краток. В первом содержательном пункте он предлагает разрешить кредиты из ФНБ иностранным государствам в виде российских экспортных кредитов, во втором — требует при кредитовании из ФНБ (напрямую, покупкой фондом облигаций, или через институты развития, в частности ВЭБ) вкладывать эти средства исключительно на коммерческой основе, избегая фактического бюджетного субсидирования заемщиков ФНБ. Первый пункт, по сути, предполагает, что ФНБ будет финансировать строительство АЭС за пределами России, второй прямо сформулирован так, что ставка по кредиту из ФНБ не должна быть ниже, чем текущая ставка по ОФЗ или еврооблигаций РФ сопоставимого срока обращения, а сам фонд не должен брать на себя более 20% финансирования всего проекта, то есть действовать так, как в коммерческих проектах действует обычный госбанк.

Простите, спросите вы, но это же слово в слово то, что министр финансов (и кажется, еще не первый вице-премьер) Антон Силуанов говорил про расходование ФНБ так много месяцев назад, что мы уже забыли, когда это было? Но ведь после этого в правительстве выдвигались еще десятки других идей по поводу ФНБ, шли баталии, Банк России делал встревоженные заявления, новые идеи накладывались на старые, жизнь вокруг них затихала и обострялась. А в итоге — неужели все вернулось слово в слово к тому, на чем Минфин настаивал еще в начале 2018 года?

Да, так и есть. И нельзя сказать, что нам это не нравится. Если все это будет повторяться по такому же сценарию и далее, происходящее должно повысить доверие к правительству бизнеса — от калейдоскопической смены концепций голова болит обычно у него, а не у дискутирующих.
Яндекс.Метрика