Экспансия и дешёвая нефть. Минэнерго США предсказало рост добычи углеводородов

Администрация энергетической информации Минэнерго США выпустила обзор состояния рынка нефти и газа, в котором, в частности, говорится, что Соединённые Штаты остаются крупнейшим производителем нефти и газа (разных видов), обходя по этому показателю Россию и Саудовскую Аравию. При этом указывается, что структура производства углеводородов в России и США в целом схожа и поделена примерно поровну, в то время как у Саудовской Аравии сильно сдвинута в сторону сырой нефти. Отмечается, что с 2008 года объём производства нефти и природного газа возрос на 60%.

Нефтяная составляющая состоит из газового конденсата, нефти сланцевых месторождений, богатых керогенами, а также тяжёлых битуминозных сортов нефти. Отмечается, что в 2017 году производство нефти в США возросло на 745 тысяч баррелей в день, при этом на сжиженный природный газ приходится до 24% всего роста — в отличие от России и Саудовской Аравии, чьи мощности по сжижению оцениваются как «незначительные».

Однако особо оговаривается, что Россия смогла существенно нарастить производство обычного природного газа — до 8% по итогам 2017 года. При этом объём сжижения падает. Согласно обзору Минэнерго США, в США по итогам 2018 года ожидается рост производства нефти до 17,6 миллиона баррелей в день, а по итогам 2019 года — до 19,1 миллиона баррелей в день.

Следует отметить, что объём добычи в США так называемого «сухого природного газа» (содержащего незначительное количество примесей и тяжёлых углеводородов) в начале прошлого года возрастал очень медленно по причине неблагоприятных экономических условий. Тем не менее по итогам прошлого года рост составил 5,7 миллиарда кубических футов в день, а экспорт сжиженного природного газа из СГА на внешние рынки и вовсе вырос в 4 раза. В России же Минэнерго США прогнозирует стагнацию добычи на уровне 11,2 миллиона баррелей в день в 2018–2019 годах. Прогнозируется, что страны ОПЕК и примкнувшая к ним Россия не смогут выдержать договорённости по сокращению добычи.

Фактически в случае реализации обозначенных выше параметров добычи углеводородов в Соединённых Штатах, а также в основных странах — конкурентах на мировых рынках (в первую очередь европейском и восточноазиатском) вместе с прогнозом о несоблюдении сделки между странами ОПЕК можно утверждать, что в перспективе эти факторы будут работать на снижение нефтяных котировок. Второй момент — складывающаяся ситуация с активизацией добычи в США очевидным образом приводит к обострению на геополитической арене по причине необходимости искать новые рынки и вытеснять с имеющихся основных конкурентов. В случае Европы речь идет о «Газпроме», причём как с имеющимися планами строительства «Северного потока — 2», так и с уже функционирующей распределительной инфраструктурой.

Борьба будет тем более острой, что, с одной стороны, европейские политики не торопятся отвечать на ультиматум администрации Трампа, которая требует односторонней приостановки реализации СП-2, а с другой — что санкционный режим в отношении российских нефтегазовых компаний оказался не настолько эффективным, как его себе первоначально представляли в Вашингтоне.

Санкционное давление, в первую очередь на арктические, а также сланцевые проекты, сыграло парадоксальную роль в повышении их привлекательности на определённом этапе, так как российские власти изменили налоговую и тарифную политику, что сделало добычу на шельфе в Арктике выгодным делом. В результате туда пошли иностранные инвесторы, такие как Тоталь, Exxon и другие (компания Exxon была вынуждена потом сократить своё участие, скорее по политическим причинам).

Также из-за применения санкций упали доходы федерального бюджета, и российское правительство поменяло дивидендную и налоговую политику в отношении госкорпораций, оказавшись в состоянии сбалансировать бюджет. Аналитики Минэнерго США уже указывали на тот факт, что разработка таких сложных месторождений, как в Арктике, «невозможна без содействия западных компаний», однако введённые санкции не повлияют на текущий уровень добычи, так как новые проекты имеют сроки ввода в эксплуатацию от 5 до 10 лет — фактически на этот срок признаётся их неэффективность.

При этом Россия активно разрабатывает новые газоносные провинции, а также кооперируется с другими производителями. И по углю, и по газу наблюдается общая тенденция смещения на азиатские рынки и уход от традиционных европейских партнёров. Так, если говорить об экспорте угля, то в страны ОЭСР и Европы он из России сократился по сравнению с 2016 годом с 47% до 40%. В случае же поставок сжиженного природного газа отмечается рост интереса российских компаний не только к экспорту СПГ специальными танкерами ледового класса в Арктическом регионе, но и к строительству заводов по сжижению газа средних и малых размеров — как для покрытия дефицита газа на собственной территории, так и для экспорта в сопредельные страны.

В невозможности остановить возведение газопровода фактически признался и глава правительства Дании Ларс Расмуссен, заявивший в ходе недавней встречи с германским канцлером Ангелой Меркель, что Дания не способна остановить «Северный поток — 2», поскольку у правительства страны нет для этого правовых инструментов. Впрочем, Дания может на некоторое время осуществление проекта затормозить. С аналогичных позиций невозможности помешать строительству «Северного потока — 2» выступают и украинские политики. Так, бывший министр энергетики и угольной промышленности Украины Эдуард Ставицкий заявил, что у Киева всё меньше возможностей выстоять в противостоянии с проектом строительства газопровода «Северный поток — 2».

Косвенным свидетельством в пользу этого тезиса стало и обнародованное накануне решение Европейского суда юстиции общей юрисдикции, отклонившего иск «Нафтогаза» к ЕК по расширению доступа «Газпрома» к газопроводу OPAL, в рамках которого Еврокомиссия дала разрешение «Газпрому» на расширение с 50% до 90% использования мощностей газопровода OPAL, через который прокачивается газ, поставляемый по «Северному потоку».

Очевидно, что, будучи не в состоянии эффективно противодействовать планам строительства СП-2, Соединённые Штаты вполне могут взять курс на радикальное ухудшение общей макроэкономической конъюнктуры на сырьевых рынках: стабильный рост добычи нефти и производства газоконденсата вместе с форсированием строительства флота океанских газовозов в перспективе способен обрушить цены на углеводороды и подорвать экономическое восстановление — причём не только в России, но и в целом ряде крупных ближневосточных игроков.

Яндекс.Метрика