Главная отрасль — воспроизводство человека

Основу для развития экономики Дальнего Востока определяет эксперт ДВФУ
В преддверии четвертого Восточного экономического форума EastRussia и Дальневосточный федеральный университет продолжают серию мини-лекций на самые актуальные вопросы повестки мероприятия. Лекцию третью читает доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента ДВФУ, кандидат экономических наук, финансовый консультант более 100 проектов для СПВ и ТОР Максим Кривелевич — о том, какая отрасль экономики Дальнего Востока является главной.Согласно данным государственной статистики по Приморскому краю, за первые семь месяцев текущего года в крае введены в эксплуатацию жилые дома общей площадью более 280 тыс. квадратных метров, что в 1,9 раза больше уровня января-июля 2017 года, из них индивидуальными застройщиками построено 120,4 тыс. кв. м (43% от ввода жилья). Строительство жилья населением по сравнению с январем-июлем прошлого года увеличилось в 1,7 раза. Вышеприведенные цифры значимы не сами по себе, а как индикатор важной тенденции — закрепления населения на юге российского Дальнего Востока и в целом, расширенного воспроизводства в регионе человеческого капитала.

По мере реализации проектов Свободного порта Владивосток, территорий опережающего социально-экономического развития, усложнения транспортной и энергетической инфраструктуры, формируются предпосылки для создания триады расширенного воспроизводства человеческого потенциала: высокой производительности труда, стимулирования предпринимательской активности, опережающего развития социальных технологий и социальной инфраструктуры. Эта триада для юга Дальнего Востока или, как правильнее называть наш регион — для «Тихоокеанской России» была свойственна исторически. Дух «последнего фронтира», способствовавший подъему Аляски, не чужд и жителям морских городов России. Опора на собственные силы, бесстрашная готовность к переменам — все это родовые черты дальневосточной жизни. Сыграла свою положительную роль и экономико-географическая оторванность от центра, отсутствие патернализма со стороны государства. Приморский предприниматель имел гораздо более высокие шансы посетить конвейер «Toyota Motor Corporation», чем цеха «Автоваза».

Однако пост-дефолтный рост российской экономики в 1999-2007 годах, сопровождавшийся концентрацией всех видов ресурсов в столичных регионах, существенно снизил привлекательность жизни в регионах дальневосточных. Все то, что составляет основу развития человеческого капитала, стало стремительно приходить в упадок. Производительность труда «белых воротничков» оказалась гораздо ниже общероссийской, научные школы и культурные учреждения мигрировали в сторону столицы с той же скоростью, с которой ускользали из региона нити принятия управленческих решений, по мере поглощения местного бизнеса вертикально интегрированными компаниями. Отношение подушевого дохода к стоимости жилья — важнейший демографический показатель, способный определять общее направление миграционных потоков — становилось просто несовместимым с долгосрочными планами большинства домохозяйств. Объемы ввода нового жилья безнадежно отставали от потребностей, а следом за оттоком населения, начиналось и отступление государства.

Благодаря подушевому принципу финансирования здравоохранения и образования регионы с прирастающим населением всегда получают более благоприятные социальные условия, чем регионы с оттоком населения. Процесс деградации социальной инфраструктуры становился самоусиливающимся, и молодежь из дальневосточных городов не находила никаких перспектив для удовлетворения своих эстетических, социальных, экономических, политических запросов и просто бежала в Москву. Еще хуже давило на настроение экономически активных граждан ощущение бесправия и невозможности решить ни один вопрос хозяйственной жизни предприятии без поездки в Москву.

Сегодня наличие оперного театра, океанариума, прогулочных набережных, федерального университета и современных медицинских центров — это не просто галочки в программе развития региона, а маркер опережающего социального развития. Но главное, что предпринимательский дух дальневосточников теперь может в полной мере быть реализован в условиях нулевой ставки налогов на прибыль, имущество и землю для проектов, реализуемых в рамках режима Свободного порта, в первые пять лет осуществления. Отдельные регионы, такие как Сахалин и Якутия, значительно выиграли от девальвации рубля, другие, например, Приморский и Хабаровский края существенно пострадали от того же процесса, но тот всплеск деловой активности, который связан с административной и налоговой либерализацией, позволил всем без исключения регионам создать позитивный образ будущего для своего населения.

Важно не потерять темп социально-экономического прогресса, не допустить бесконтрольного создания «институтов развития» — бюрократических синекур, которые начинают изобретать требования и условия вместо выполнения сервисных функций для населения и предпринимателей. Следующим рывком в повышении уровня развития человеческого капитала должен стать реальный допуск в регион банков, страховых, финансовых, образовательных и медицинских компаний из передовых стран АТР без пошлин, барьеров и дублирующего лицензирования. Мы имеем право жить не хуже, чем в Японии или Южной Корее, если готовы работать так же интенсивно, как наши соседи по региону.

Яндекс.Метрика