Кампания по импортозамещению софта и «железа» провалилась

Новые антироссийские санкции могут коснуться поставок в нашу страну компьютеров и программного обеспечения. Если это произойдёт, под ударом окажутся не только банки и сырьевые компании, но и оборонный сектор. Почему спустя четыре года после начала санкционной войны Россия по-прежнему критически зависит от западных технологических компаний? После майских праздников Госдума рассмотрит проект закона о встречных санкциях против США и их союзников. В числе прочего законодатели предлагают российским госорганам отказаться от покупки западной электроники и программного обеспечения. Список запрещённых продуктов предложено составить правительству. При этом уже который год власти не могут обеспечить установку на служебных компьютерах отечественных офисных пакетов. И ведь речь идёт не о замене сложного софта, например, для геологоразведки или проектирования, а об обычных «печатных машинках». Так, в 2017 году две трети государственных органов не представили планов по переходу на отечественное офисное программное обеспечение (ПО). Без чужого никак Замещением импортных технологий у нас занялись в самом начале 2016 года, когда заработал официальный реестр отечественного программного обеспечения. С тех пор государственным органам как бы запрещено закупать иностранный софт при наличии у него российского аналога. Но строгое правило предусматривает множество исключений. Даже при наличии отечественной альтернативы госорганы всё равно приобретают иностранный софт, объясняя это «плохой совместимостью» отечественных аналогов с уже установленными продуктами. А ещё покупку иностранного ПО маскируют под «обновление» старых версий уже установленных программ. Если верить в успех разработанной правительством программы «Цифровая экономика», то к 2024 году закупки иностранного ПО в государственном секторе должны снизиться до 10%, а «железа» – до 50%. Надо подчеркнуть: всё это касается только закупок, о прекращении использования иностранного ПО речь не идёт в принципе. Можем ли мы при таком раскладе ответить на санкции, вышвырнув из страны, например, компанию Microsoft, как американские законодатели выгнали из США «Лабораторию Касперского», от чего компания сильно пострадала? Надо сказать честно: Россия сегодня не может организовать симметричный ответ. И это несмотря на то, что за два года в реестр отечественного софта вошли 4,5 тыс. программных продуктов. Неужели никто из авторов законопроекта о контрсанкциях не хочет поспрашивать об этом главу Минкомсвязи Николая Никифорова? Суммарный бюджет государственных органов на информационные технологии в 2017 году превысил 100 млрд рублей. Судя по тому, как идёт импортозамещение софта и «железа», львиная доля этих денег ушла в карман иностранных технологических гигантов, а не была направлена на поддержку отечественного производителя. Однако тот факт, что Россия пока не может отказаться от иностранного ПО в качестве ответа на санкции, лишь малая часть проблемы. А что, если следующие ограничения со стороны Запада коснутся как раз технологий? Первые звоночки уже есть: Microsoft отказалась заключать контракты с государственными органами в Крыму. Кроме того, в начале 2018 года компания Oracle ужесточила условия предоставления своих продуктов и услуг клиентам из нефтегазовой отрасли, которые вошли в санкционные списки США. Ограничения коснулись «Газпрома», «Сургутнефтегаза», ЛУКОЙЛа, а также их дочерних компаний. С 29 января Oracle отказалась от новых сделок с ними, а также от продления, изменения и обновления действующих контрактов. В рамках западных санкций в Россию запрещено поставлять программное обеспечение, которое может быть использовано для глубоководной и арктической шельфовой разведки, а также разработки сланцевых месторождений. В случае полного отказа Oracle от работы в России удар будет нанесён по многим отраслям. В пользу этого говорит то, что в прошлом году объём продаж продуктов этой компании российским органам власти и компаниям с государственным участием удвоились. По данным аналитиков из Tadviser, госорганы и госкомпании потратили на продукты Oracle 8,8 млрд рублей – цифра получена в результате анализа сайта госзакупок, сюда же входит закупка софта Сбербанком на 1,8 млрд рублей, которая не была опубликована на портале. Понятно, что самостоятельно Oracle не откажется от российских миллиардов, но под давлением американского конгресса это вполне может произойти. СПРАВКА Деньги уходят за рубеж По всей видимости, в правительстве России считают такое развитие событий вполне реальным. На фоне скромных результатов перевода на отечественный софт органов власти кабмин разрабатывает директивы по импортозамещению ПО в компаниях с государственным участием. Подготовить их планируется до конца мая. Очевидно, эти документы будут изданы, но насколько они будут выполнимы? Судя по всему, госкомпании уже начали закупать иностранное ПО впрок. Так, в конце февраля «Аэрофлот» разместил открытый запрос предложений в электронной форме на закупку программных лицензий продуктов Microsoft. Стоимость контракта превышала 1 млрд рублей. Кстати, судя по информации на сайте госзакупок, на фоне санкционной угрозы западный софт активно закупают в том числе оборонные предприятия. Причём это касается не офисного ПО, а сложных инженерных программ, которые, судя по всему, используются для проектирования отечественной техники. Например, в начале года разработчик стратегических ракетоносцев компания «Туполев» потратила 162 млн рублей на программную продукцию Siemens PLM и ещё 86 млн рублей – на софт американской компании Ansys. Иностранное ПО покупает также НПО «Энергомаш» (двигатели для космических ракет), концерн «Алмаз – Антей» (зенитные ракетные системы С-400), Экспериментальный машиностроительный завод им. Мясищева и многие другие. Всего в январе – феврале 2018 года компании с госучастием приобрели инженерный софт на 695 млн рублей, при этом на отечественные продукты пришлось всего 65 млн рублей. С «железом» дела обстоят не лучше. В 2015 году правительство РФ утвердило план гарантированных закупок российской гражданской микроэлектроники на 2016–2018 годы. В минувшем году в денежном исчислении план был выполнен всего на 3,5% (1,33 млрд рублей), в количественном исчислении – на 13,5% (6,5 млн изделий). Причём в наименьшей степени план выполнен относительно покупки вычислительных устройств и компьютерного оборудования. Понятно, что строительство российской ИТ-инфраструктуры началось в 1990-е, а потому в её фундамент были заложены иностранные технологические решения, избавиться от которых за пару лет невозможно. Но, с другой стороны, тех же двух лет оказалось достаточно для того, чтобы Samsung и Apple устроили настоящую революцию и в «железе», и в программном обеспечении. А ещё за последние два года на свет из ниоткуда появился десяток китайских компаний, которые совсем скоро могут стать серьёзными конкурентами для американских технологических гигантов.

Яндекс.Метрика