Кто и зачем уничтожает малый бизнес в России

В России доля малых и средних предприятий в настоящее время критически мала. В этом уверены в Институте экономики роста им. Столыпина. Если в Италии, Нидерландах, Норвегии, Израиле и Финляндии доля МСП в валовом внутреннем продукте превышает 60%, то в России она едва перешагивает за 21%.
Между тем малый бизнес создает рабочие места, обеспечивает население доходами, а федеральную казну налоговыми ресурсами. Важность сектора МСП в экономике страны отметил и президент России Владимир Путин. Выступая с посланием Федеральному собранию, глава государства указал, что к 2024 году необходимо увеличить долю малого и среднего бизнеса в экономике России до 40%:

Масштабный резерв экономического роста – это развитие малого предпринимательства. К середине следующего десятилетия его вклад в ВВП страны должен приблизиться к 40%, а число занятых здесь вырасти с 19 до 25 миллионов человек.

Для того чтобы выполнить задачу, поставленную президентом, предстоит проделать колоссальную работу, говорят специалисты. И в первую очередь отказаться от контрольно-надзорных тисков, в которых оказался буквально зажат малый и средний бизнес. В нашей стране насчитывается 197 органов контроля и надзора. Они осуществляют 236 функций и следят за 2 миллионами требований.

«Малое предприятие захлебывается. Оно не может все требования прочесть, всё это на себя перенести. Это просто невозможно, — заявила Царьграду общественный бизнес-омбудсмен Марина Блудян. — Им вообще-то работать надо — деньги зарабатывать и генерить национальный продукт России: прибыль, налоги, рабочие места. Это наша задача, предпринимателей. И малых предпринимателей в том числе. В большей степени даже».

Предприниматели, занятые в малом и среднем бизнесе, просто не в силах выполнить все требования надзорных органов. Если в Великобритании действует 18 норм, которые должны соблюдать кафе и рестораны, то в России их более 6 тысяч. Причём многие из этих условий кроме как абсурдными назвать нельзя.

«Я реально защищала человека, кафе которого оштрафовали за то, что у него зимой не было противомоскитной сетки, — рассказала госпожа Блудян. — Это реальная жизнь. Это не смешно».

Реальная жизнь малого и среднего предпринимательства – практически полное отсутствие длинных и дешевых заёмных ресурсов. Кредиты МСП предоставляются неохотно и, как правило, под проценты выше уровня рентабельности.

«Активное инвестирование начинается, когда ставки меньше 7%. Тогда начинается не только развитие предприятия, но и инвестирование в будущее развитие, приобретение нового оборудования, новых технологий и т.д., — указал президент Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин. — А если учесть то, что у нас 94% — это бизнес не малый, который мы считаем малым, а он микробизнес, где до 15 человек, то это, конечно, очень сложно».

В нашей стране на сегодняшний день только 18% граждан трудятся в секторе МСП. Для сравнения: в Италии это число вплотную приблизилось к 80%. Далее следуют Португалия, Испания и даже Турция.

Россия же довольствуется ролью бизнес-аутсайдера, несмотря на громкие рапорты о поддержке малого и среднего предпринимательства.

Председатель комитета ТПП России по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства Игорь Скляр возмущается: «Рапортуют наверх о каких-то триллионных поддержках малого бизнеса. Я уже не раз высказывался, я хочу увидеть тех предпринимателей, которые сидят на этих золотых унитазах и едят эти золотые батоны на триллионы рублей. На сегодняшний день малому бизнесу финансирование просто недоступно».

Между тем эксперты Института им. Столыпина уверены, что без увеличения доли МСП в валовом внутреннем продукте невозможно выполнить задачу президента по росту экономики темпами не ниже среднемировых. Малому бизнесу в этом вопросе отводится не просто большая, а фундаментальная роль.

Яндекс.Метрика