Налог с выживания: Самозанятые не спешат «обеляться»

Не прекращаются попытки вывести российских самозанятых в правовое поле. Сразу в четырех регионах страны будет введен новый налог в качестве эксперимента.
Москва и Московский регион, а также Татарстан и Калужская область выбраны в качестве пилотных районов, где будет протестирован особый фискальный режим для самозанятых и индивидуальных предпринимателей без наемных работников.

По данным Росстата, в прошлом году в теневом секторе было занято около 20% всех трудящихся граждан страны, то есть более 14 млн человек.

Между тем, глава Федеральной налоговой службыМихаил Мишустин заявил, что ФНС может выделять до 10 тыс. рублей налогового капитала тем предпринимателям, которые зарегистрируются в качестве самозанятых.

Мы думаем о предоставлении самозанятым в момент регистрации налогового капитала на развитие, за счет чего может быть уменьшена примерно на четверть в год сумма платежей к оплате. Это, мы думаем, порядка 10 тыс. рублей при регистрации», — отметил глава ФНС.

Для многих данное заявление господина Мишустина стало полной неожиданностью. У нас ФНС становится венчурным фондом? Если умножить 25 млн человек на 10 тыс. рублей, получается грандиозная сумма.

Руководитель Центра политэкономических исследований Василий Колташовсогласен, что это огромные деньги. «Другое дело, что надо же как-то заманить этих самозанятых в легальное поле, как говорят чиновники, потому что на самом деле, нет такой отрасли экономики, в которой бы все самозанятые были бы сосредоточены, — заявил «Царьграду» экономист. — То есть это не отрасль в экономике, не нефтяной сектор, не торговля, не металлургия, это очень широкое и сложное поле».

Самозанятые в России — это няни, те, кто ремонтируют квартиры, меняют шины и т.д. Люди вообще не считают свою самозанятость каким-то бизнесом. Они воспринимают это как возможность заработать или подзаработать. И у них нет никаких мотивов это показывать.

Сегодня они находятся в нелегальном поле. «А наша повседневная жизнь случайно не находится в нелегальном поле? – вопрошает господин Колташов. — Может, мы должны отчитываться о каких-то внутренних делах в семье, кто кому дал деньги, на что, на какие покупки? Здесь тоже какие-то налоги можно придумать».

о словам экспертов, самозанятые люди не мотивированы в массе своей показывать свои доходы и легализовываться. Если бы власти действовали немножко умнее, они предложили бы это самозанятым в определенной сфере. «Например, в ремонте квартир, — предложил господин Колташов. — Огромное количество самозанятых занимается отделкой квартир. Новостройки же сдаются, как попало, отделанными или неотделанными вовсе.

И тут работает масса бригад. Они самозанятые, это не предприниматели, все это черный нал. И если бы государство здесь предложило какие-то гарантии, какую-то контрольную систему, какую-то страховку на случай качества – вот у вас плитку положили, а она отвалилась, а государство говорит: если бы это был с патентом самозанятый, мы бы вам предоставили страховые выплаты, а его бы могли оштрафовать».

И тут возникает вопрос ко второй стороне, которая покупает эти услуги. Ведь должны быть заинтересованы обе стороны. Сегодня же ни одна из них не желает обеления. Потому что в этом нет никакого смысла. «Государство пытается поймать всех скопом, — говорит Василий Колташов. — Взять большой сачок и всех поймать – и бабочек, и мотыльков, и жуков – всех занятых хоть в какой-то маленькой экономической деятельности. Вместо того чтобы дать развернуться людям. Выпустить экономическую энергии общества. Нет, ее пытаются загнать в определенные рамки, жестко придавить, обложить налогами, чтобы взять деньги».

Люди зарабатывают мизер. А если у кого-то более-менее получается, надо дать ему вырасти до предпринимателя, и тогда он будет платить налоги на этом уровне. Возможно, господин Мишустин и ФНС посчитали, когда предложили эту инициативу о 10 тысячах, что люди на это «клюнут».

Колташов считает, что налоговое ведомство своей инициативой пытается хоть как-то «соблазнить» граждан. Но эти деньги не будут выделены, заявил он. Они существуют чисто теоретически, это не живые деньги, это вычеты, которые обещают Мишустин и его коллеги.

«И люди прекрасно знают, что им эти вычеты в таком объеме делать не придется. Поэтому и столь соблазнительное вознаграждение. Вы можете назначить за Робина Гуда миллион долларов, но вам все равно его не приведут», — иронизирует экономист.

Кто знает, может, кто-то и соблазнится, но Минфину-то нужна масса. А масса вряд ли придет. Потому что преподавателям, репетиторам, няням и сиделкам нет никакого смысла уплачивать налоги. Тем более что государство не поставило самый главный вопрос, с какой суммы налог вообще не должен взыматься.

Господин Колташов считает, что нужно установить определенную планку: «Если бы мы знали точно, что человек зарабатывает меньше 50 тысяч рублей в месяц, то он не платит никаких налогов. Если меньше 100 тысяч, например, – 2-3% налога».

В России по-прежнему действует политика плоской шкалы. Зарабатываешь ты тысячу или миллион — все должны платить одинаковые налоги. «Мало у вас их, хватает вам на еду, не хватает вам на еду – неважно, вы должны заплатить налог», — возмущается Колташов.

Экономист указывает, что налоги — это не комиссия, которую государство изымает в пользу бюджета. Налоги – это способ от большого получить в пользу общественных благ какую-то долю. Это не означает, уверяет Колташов, что нужно с ремесленника, который едва сводит концы с концами, чиня ботинки и нигде не регистрируясь, взять налог. «Не нужно, — считает эксперт. — С точки зрения развития экономики, не нужно. Вы, наоборот, должны дать возможность людям заняться этим делом».

Не секрет, что самозанятыми в России становятся, в том числе, и потому, что нет хороших позиций на рынке труда. Эти люди находятся вне рынка, они продают не свою рабочую силу, а конкретные услуги. Особенно часто это происходит в депрессивных регионах. Нет работы. Невозможно работать по найму. Но надо же что-то делать, как-то жить. Приходится идти и чинить ботинки, сколачивать табуреты, мастерить мебель и т.д. Элементарно зарабатывать на пропитание. И с этих людей, которых государство, получается, бросило на произвол судьбы своей политикой занятости, еще и пытаются собрать налоги.

Василий Колташов уверен, что в нашей стране вся система занятости вообще не работает. На биржу труда нет никакого смысла становиться. «Этот вопрос не хотят эти люди поставить, что все носит чисто имитационный характер? – вопрошает экономист. — Что по всем регионам сидят чиновники, и люди туда даже не обращаются, т.к. там им работы не найдут, они предпочитают быть самозанятыми. Этот вопрос никто не ставит. А между тем, когда эти люди отыскали себе с горем пополам какое-то ремесло, государство приходит и говорит: так, дорогой, а теперь мы тебя будет выводить из теневого поля, облагать налогом».

Если поразмыслить, самозанятые создают часть нашего национального богатства. Они чинят то, что некачественно сделано, доучивают там, где официальная система не справляется. Никакого ущерба от них нет. Они занимаются продуктивной, полезной деятельностью. Конкурируют с частными фирмами, которые часто оказывают услуги менее качественно.

Эти люди не могут выйти в разряд предпринимателей, потому что у них нет денег. Дело не в кредите, считает господин Колташов, а в том, сколько нужно потратить для того, чтобы запустить свой бизнес. «Вот человек умеет жарить мясо хорошо. Он бы озолотился, имел массу клиентов, но в экономике, где был бы меньше диктат больших фирм, — уверен экономист. — Но наша экономика не такова. Это человек вынужден чинить мангалы, например. То есть он занимается совсем другим делом».

Государство существует для того, чтобы обеспечивать нам наши права. Оно, конечно, накладывает на нас и обязанности, но в данном случае этих налогов, это обязанности несправедливые, считает Колташов. Потому что люди зарабатывают деньги исключительно на пропитание, то есть на то, чтобы выжить. С того, что они выживают, налог они платить не должны.

Итак, в четырех регионах России будет проведен эксперимент. Будет ли какой-то эффект, покажет время. Но экономическое сообщество уверено, что нет. Так как у людей нет мотива. С одной стороны, нет мотивов у покупателей. С другой стороны, нет мотива у того, кто оказывает услуги, идти в так называемое «белое поле». Это не белое поле, вообще-то говоря, это просто уплата налогов.

«Вся вина самозанятых в том, что чиновники еще не придумали, как взять с них налоги, — убежден Василий Колташов. — Прибыли они не получают практически. Они зарабатывают лично. Для того чтобы развернуться, им все равно нужно получать статус предпринимателя, регистрировать компанию на следующем этапе. Они на это идут, если у них дела оказываются неплохи. Потому что без этого невозможно дать объявление, невозможно заключить договор и продать материалы, например. На следующем этапе, если они вырастают, они идут в легальное поле, с удовольствием. Но это уже другой уровень».

Есть принципиально важный момент во всей этой истории. Можно условно это назвать первой ступенью к неплоскому, а прогрессивному налогообложению, когда все-таки от дохода зависит размер налога. И то, о чем говорят эксперты, — давайте определим минимальный социальный доход, который не облагается налогом.

Ничего страшного для федерального и региональных бюджетов не произойдет. Более того, возникает вопрос: а регионы вы спросили? Они доходную часть своих региональных бюджетов формируют именно за счет НДФЛ, налога на доходы физлиц. Складывается впечатление, что чиновники ситуативно пытаются решить огромный комплекс проблем, при этом системно к этому не подходят.

«Они пытаются избежать назревшей налоговой реформы, — считает господин Колташов. — Давайте прямо скажем. Суть которой — прогрессивный налог и вывод из-под налогообложения низких доходов. Но если бы здесь сейчас с нами был либеральный эксперт, он бы сказал: тогда все работодатели переведут своих людей на низкие ставки.

Хорошо, давайте установим почасовую оплату труда. У нас моментально исчезнут так называемые «молодые дружные коллективы». Потому что исчезнет мотив сверх эксплуатировать людей, исчезнет группа таких сверх эксплуатируемых, у которых нет детей, именно в этом их отличие, от тех, кому за 40. И они окажутся в равных условиях со старшим поколением. Потому что будут знать, сколько стоит их час. Почасовая ставка – это то, что сейчас необходимо. Пусть она будет заниженная, как у нас все занижено. Но пусть она будет. И тогда мы уже сможем двинуться к нормальной налоговой реформе.»

Яндекс.Метрика