Развивающиеся страны ждет ускорение инфляции

аблюдающееся уже более 20 лет замедление инфляции в развивающихся странах, по-видимому, подходит к концу. По данным JPMorgan Chase, общий темп инфляции для них снизился с 20% в 1996 г. до рекордного минимума на уровне 2,3% в июле 2017 г. С тех пор инфляция немного ускорилась – до 2,8% в мае 2018 г. (последний месяц, для которого доступны данные) – во многом за счет роста цен на нефть и другое сырье.

Большинство экономистов ожидают, что темпы инфляции продолжат расти в ближайший год, учитывая сильное снижение курсов валют развивающихся стран. Отражающий их динамику индекс JPMorgan Emerging Markets Currency опустился на 8,4% с начала апреля, что должно привести к подорожанию импортных товаров. «Резкая девальвация валют в Турции, Аргентине, Бразилии и ЮАР будет способствовать ускорению инфляции», – говорит экономист JPMorgan Джозеф Лаптон.

По прогнозам Consensus Economics, основанным на оценках более 200 экономистов, темп инфляции в Азии (без учета Японии) вырастет с 1,9% в 2017 г. до 2,5% в этом году, в Восточной Европе – с 4,9 до 5,3% за аналогичный период, а в Латинской Америке (за исключением Венесуэлы, где уже не первый год свирепствует гиперинфляция) – с 6,8 до 7%. При этом Китай, Россия, Индия, Филиппины, Тайвань, Таиланд, Аргентина, Бразилия, Перу, Румыния и Турция входят в число стран, где ожидается значительное ускорение инфляции в этом году. В частности, в России – с 2,5 до 3,6%. Учитывая, что эти прогнозы были опубликованы в июне, когда курсы валют многих развивающихся стран были заметно выше, чем сейчас, вероятность ускорения инфляции там могла возрасти.

Эти страны сталкиваются с инфляционными рисками в то время, когда реальные процентные ставки у них находятся на исторически низком уровне по сравнению с развитыми рынками, отмечает Дэвид Любин, руководитель департамента анализа развивающихся рынков Citigroup. По его оценкам, разница между ними составила лишь 1,92 процентного пункта (п. п.) в мае, что близко к минимуму с 2008 г. В июне этот показатель увеличился до 2,14 п. п.

Низкий уровень реальных процентных ставок был особенно заметен в странах, экспортирующих в основном готовую продукцию, а не сырье. К ним относятся Китай, Южная Корея, Мексика и бóльшая часть Восточной Европы. Там разница с реальными процентными ставками в развитых странах опустилась до 1,14 п. п. в мае, а затем резко подскочила до 1,87 п. п. в июне на фоне начавшегося ужесточения денежной политики в развивающихся странах.

Любин обеспокоен возрастающим риском стагфляции в развивающихся странах: перспективы экономического роста, по его словам, резко ухудшились, тогда как рост цен усиливается. Эти негативные явления он объясняет резко увеличившимся оттоком капитала с развивающихся рынков в последние месяцы, который вызвал ослабление их валют и сделал внешнее финансирование менее доступным, подорвав предпринимательскую уверенность. Повышение процентных ставок, вероятно, еще сильнее будет мешать экономическому росту. «Центробанкам развивающихся стран и нам самим уже пришлось пересмотреть инфляционные риски в ответ на девальвацию валют, которая произошла в последние два месяца», – говорит Любин. В качестве примера он приводит Индонезию, где еще в апреле Citigroup не ожидал повышения процентных ставок раньше II квартала 2019 г., однако с тех пор это произошло уже дважды.Больше всего пострадали Аргентина и Турция, которым для стабилизации валют пришлось повысить процентные ставки с 12,75 до 40% и с 10 до 17,75% соответственно. Кроме того, инфляционные риски не позволили Банку России опустить процентные ставки в июне, а бразильскому центробанку пришлось прекратить смягчение денежной политики раньше ожидавшегося срока.
Вместе с тем эксперты не ждут, что общие темпы инфляции в развивающихся странах вернутся к исторической норме, несмотря на гиперинфляцию в Венесуэле и то, что, по консенсус-прогнозу, инфляция в Аргентине достигнет 28,7% в этом году, а в Турции – 11,7%. «Мы не ожидаем чрезвычайного ускорения инфляции, прогноз довольно благоприятный», – утверждает Кристин Сева из Payden & Rygel Investment Management.

По ее словам, инфляционное давление сдерживается значительным разрывом между реальным и потенциальным выпуском во многих странах, таких как Бразилия, Чили, Колумбия, Индия, Индонезия, Перу, Россия, ЮАР. Кроме того, центробанки и правительства многих развивающихся стран стали проводить более ответственную политику, чем в прошлом: первые ввели инфляционное таргетирование и стараются управлять инфляционными ожиданиями, вторые понимают важность бюджетной стабильности.

По прогнозам Лаптона из JPMorgan, общий темп инфляции в развивающихся странах может превысить 3% из-за ослабления валют, но в итоге установится на уровне около 3%. Он скорее видит риск ускорения инфляции в развитых странах, в частности в США, на фоне перегрева экономики. Тогда разница между темпами инфляции в развивающихся и развитых странах составит лишь 1 п. п., тогда как в 2000–2016 гг. она составляла в основном от 2 до 5 п. п.

Яндекс.Метрика