Ржавые санкции

В конце марта стало известно об очередном недружественном шаге США. Но в отличие от всех предыдущих проблемных ситуаций, затрагивающих скорее энергетические и внешнеполитические аспекты, в этот раз дело дошло до металлургии. В ответ на введение Дональдом Трампом пошлин на сталь и алюминий Минпромторг пообещал подготовить список мер, направленных на ограничение импорта американских товаров на территорию России.

В принципе, намерения американцев понять можно. За период с 2003 по 2017 год выплавка стали в США сократилась на 13%, тогда как производство алюминия упало и вовсе вдвое. В результате в Соединенных Штатах в прошлом году было выпущено порядка 740 тыс. т первичного и 4 млн т вторичного алюминия против 6 млн т импортного алюминия и его полуфабрикатов. Похожим образом обстоят дела и со сталью: в 2017 году было выплавлено около 82 млн т стали против 30–35 млн т импортированной.

При этом создается впечатление, что администрация США не понимает ситуации, сложившейся в американской индустрии: предприятия не смогут одномоментно и даже в долгосрочной перспективе полностью удовлетворить внутреннее потребление в стране. Остановленные в предыдущие годы мощности были либо порезаны на лом, либо законсервированы, и осуществить их быстрый рестарт — задача не из легких. Процесс их вывода на проектную загрузку может потребовать до двух лет, и даже этого будет недостаточно для закрытия всего спроса.

Доля России во ввозе и стали, и алюминия в США незначительна. Массовыми поставки из РФ в США можно было бы назвать лишь в 1990-х годах, когда рухнула плановая экономика, обеспечивающая государственный заказ для отечественных металлургических предприятий — но и тогда для них приоритетным рынком были в силу географической близости Европа и страны Азии, а не США. Сейчас доля американского рынка в структуре продаж единственного производителя первичного алюминия в нашей стране — «Русала» — оценивается всего лишь в 10%, и он, без всякого сомнения, сможет при необходимости переориентировать поставки по иным направлениям. Аналогичным образом обстоят дела с поставками у «Северстали» и «Евраза» — первая поставляет в год до 300–340 тыс. т проката, второй — 400–500 тыс. т слябов (полуфабрикат прокатного производства).

Более того, на введении этих пошлин они смогут даже заработать. В 2000-х годах российские металлурги стали приобретать предприятия в США, у кого-то из них бизнес оказался успешным, в частности у группы НЛМК и ТМК. Из-за снижения импорта цены на американском рынке поднимутся, что повысит рентабельность продаж российских металлургических компаний. Таким образом, пошлины фактически уплатят местные потребители.

Впрочем, несколько сложнее ситуация может сложиться у группы НЛМК, отправляющей в США 1,5–1,6 млн т слябов, необходимых для ее прокатных предприятий в США (NLMK Indiana и NLMK Pennsylvania), и уже попросившей отменить для них пошлины. Если же ее просьбу не удовлетворят, то группе НЛМК придется отгружать слябы в США по ценам, учитывающим пошлину, или же поискать местных поставщиков, что потребует времени.

В целом нашим металлургам не привыкать работать в условиях жесткой конкуренции на глобальном рынке и массового установления торговых барьеров в отдельных странах. От введения пошлин пострадают не российские, а скорее китайские заводы — они фактически завалили американский рынок своей дешевой продукцией. Именно вследствие значительной доли китайского металла в структуре импорта в США решение Дональда Трампа об установлении защитных пошлин вызвало резкую реакцию в Поднебесной, пообещавшей зеркальные меры.

Вместе с ними придется худо американским потребителям. А если Москва введет зеркальные меры — и их промышленникам. В американском экспорте в Россию доминируют различные виды оборудования, машин, аппаратуры и инструментов, пластмассы и химикаты, продукты растительного и животного происхождения, фармацевтическая продукция. В этом случае они могут получить такие же убытки, как и фермеры Европейского союза, после того как он ввел санкции против России.

Яндекс.Метрика