Все больше россиян считают, что пора забирать деньги из банков

Половина россиян считает, что банковский вклад — лучший способ распорядиться свободными деньгами. И в своей преданности депозитам граждане достаточно стабильны: в мае этот показатель составил 48%, а в целом с начала текущего года колебался в пределах 45—51%, свидетельствуют данные ВЦИОМ. В то же время растет число граждан, которые полагают, что сейчас настало время забирать деньги из банков. В январе их было 22%, в мае — уже 30%.

Что касается завидной приверженности вкладам, здесь все очевидно. Во-первых, у многих россиян свободные средства настолько невелики, что другие механизмы инвестирования либо недоступны (как, например, недвижимость), либо слишком рискованны. А банковские депозиты защищены системой страхования вкладов, и, что бы ни случилось с самим банком, вкладчики получат свои 1,4 миллиона, включая проценты.

Во-вторых, несмотря на неуклонное снижение процентных ставок, они по-прежнему превышают уровень инфляции. Все вместе это дает сомнительную доходность, но хотя бы гарантирует сохранность средств.

Туда, где доходность выше
Несколько сложнее выглядит ситуация с теми, кто готов отказаться от банковских услуг. Здесь причины могут быть разные. С одной стороны, чисто финансовые. Люди, которые хотят не просто сберечь свои средства, но и приумножить, ищут более доходные альтернативы.

Ставки относительно высоки только по рублю, напоминает директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков, тогда как по другим валютам они стремятся к нулю (сейчас чуть-чуть по доллару выросли, но весьма скромно). При этом перспективы национальной валюты выглядят весьма туманно: уже сейчас она дешевеет, несмотря на рост цен на нефть, и нет никаких оснований рассчитывать на разворот тренда.

Директор Института актуальной экономики Иван Антропов в свою очередь отмечает, что крупные банки дают не слишком привлекательные условия по ставкам, а в небольшие кредитные организации люди боятся идти из-за бурной деятельности ЦБ, который практически каждую неделю отзывает очередную лицензию.

Логика проста: система страхования вкладов работает, но выплаты по обязательствам обанкротившихся банков занимают некоторое время, в течение которого вкладчик оказывается лишенным доступа к своим деньгам. Лучше подстраховаться и просто не связываться с потенциальным банкротом.

Где же сегодня деньги могут приумножиться? Например, в различных микрофинансовых организациях: у них минимальная ставка по вкладу, как правило, в два раза больше, чем у традиционных банков. Еще один вариант — игра на фондовом рынке.

В последнее время выросли объемы торгов со счетов физических лиц на Московской бирже. Различные паевые фонды сейчас показывают очень хорошие показатели. То есть люди сейчас даже больше доверяют различным брокерским компаниям, чем банкам, бросаются в те варианты, которые дают максимальную доходность, — говорит Антропов.
Но важно помнить, что ни в одной из альтернатив нет аналога системы страхования вкладов, предупреждает Солодков. А сегодня риски повышаются из-за торговых войн, начатых Трампом. Совершенно непонятно, как это скажется на самых различных инструментах. Те же акции и облигации, как правило, связаны с внешнеэкономической деятельностью, с внешней торговлей.

Вернемся к наличным
Еще одно возможное объяснение роста недоверия к банкам можно поискать в деятельности российских властей, которые стремятся обложить налогами неофициальные доходы населения и усиливают контроль за движением средств. Уже сейчас появляется информация о случаях, когда клиентам тех или иных банков отказывают в выдаче или переводе денег, требуя объяснить их происхождение. И те, кто не может документально подтвердить каждую копейку, опасаются держать средства на счетах.

Пытаясь себя обезопасить, люди будут уходить в наличные расчеты. Потому что проблема очень серьезная, холодильник начинает побеждать телевизор. Но, опять-таки, надо понимать, что государство тоже будет с этим активно бороться. Варианты разные могут быть, начиная от запрещения наличных сделок выше определенной суммы. Но рынок есть рынок. Любая регулятивная мера приводит к тому, что тот, на кого она рассчитана, ищет способ ее обойти. Доля наличных денег в экономике может увеличиться, — прогнозирует Солодков.
Способствовать этому может и ожидаемое повышение НДС, добавляет Антропов.

Это дополнительная нагрузка на бизнес. Если товар не обладает очень хорошим гибким спросом, производители будут вынуждены снижать отпускные цены, чтобы удержать розницу, тем самым уменьшая свою прибыль. Для многих это неприемлемый вариант, иначе им придется закрыться. Вот это может спровоцировать дальнейший уход в тень, — поясняет он.
Ужесточение контроля над физическими лицами, скорее всего, будет, но не сразу, а после того, как примут закон о налогах для самозанятых, который сейчас разрабатывает Минфин, полагает экономист. Ведомство обещает сделать ставку на уровне 3% для тех, кто оказывает услуги физическим лицам, и 6%, если заказчиком выступает юридическое лицо.

Эксперт считает, что в таком варианте это будет интересный и выгодный для всех сторон механизм работы.

Это просто практически бесплатная легализация теневых доходов. При этом не будет необходимости использовать кассовый аппарат. Можно будет обходиться просто мобильным приложением в телефоне. Я считаю, это очень хорошее предложение. В мировой практике таких лояльных условий практически не встречается, — уверяет Антропов.
Если банки действительно начнут систематически, а не в тестовом режиме, как сейчас, мониторить платежи крупнее 50 тысяч рублей, людям будет проще заплатить эти 3% и не иметь никаких проблем, считает экономист. К тому же они смогут показывать официальный доход — соответственно, брать кредиты, ипотеку.

Ужесточить же потом эту систему государству будет невыгодно, поскольку самозанятым очень легко будет уйти обратно в тень, договорившись об оплате просто наличными в конвертах. Поэтому эта система должна прижиться и работать дальше, — заключает эксперт.

Яндекс.Метрика